Комментарии к записи Швабра как образ реформы отключены

Швабра как образ реформы

Он взял простую деревянную швабру, широким скотчем примотал к ней рукоятку от другой швабры, а уже к ней присобачил рукоятку от третьей швабры – получилась швабра с очень длинной рукояткой, метра на четыре. С этой трехступенчатой шваброй в одной руке и обычной метлой в другой он вышел на платформу станции Малаховка, куда прибывают электрички из Москвы. Платформа была пуста. Зато на параллельной платформе, куда прибывают электрички в Москву, толпились пассажиры.

Он – это рядовой станционный дворник. Вот он поднял голову и посмотрел на зеленый пластмассовый навес над платформой. Оценил толщину снежного слоя на навесе. Крепко схватил свою инновационную швабру и…

И спектакль начался. Бум! Бум! Бум! Бум! Головы ожидающих дружно повернулись на стук. Пассажиры на платформе «в Москву» стали то ли зрителями, то ли действующими лицами этого спектакля. Бум! Бум! Бум! Бум! Снег на навесе лежал капитально и удары переносил стойко. Бум! Бум! Бум! Бум! Кусочек сугроба оторвался и полетел на рельсы. Бум! Бум! Бум! Бум! Снежная пыль. Выдох. Бум! Бум! Бум! Бум!

Зрители оживились, начали входить в роли:

— Сильней долби! Слабак!

— Да не! Надо с краю простучать, а потом к центру идти.

— Стучи-не стучи – ни хрена не выйдет! Завтра опять снег выпадет.

— Да он постучит пять минут и уйдет. Весь снег не уберешь.

Тут подошла электричка на Москву, платформа опустела. Я решил остаться – посмотреть, что и как будет дальше. Ведь мы, журналисты, привыкли наделять смыслом всё происходящее…

Бум! Бум! Бум! Бум! Выдох. Бум! Бум! Бум! Бум! Снежный фрагмент размером с бетонную перемычку полетел на рельсы. На платформе начал собираться новый народ – до следующей электрички на Москву оставалось десять минут. Происходящее на параллельной платформе никого не оставляло равнодушным.

— Эй, Ахмет! Сильней стучать надо!

— Да он не умеет. Кто ж так чистит?

— А чё толку-то? Завтра опять всё засыплет.

— Так он только для виду и стучит. Кому это надо?

А дворник никого не слушал, на крики не оборачивался. Бум! Бум! Бум! Бум! Когда к его платформе  подходила электричка, он бросал супершвабру, брал в руки метлу и просто стоял.

Подошла электричка на Москву, закончился второй спектакль. Дворник спокойно продолжал долбить зеленый навес. Бум! Бум! Бум! Бум! Смерзшийся снег слетал неохотно.

Начался третий спектакль. И снова аншлаг. Бум! Бум! Бум! Бум!

— Их чё, не кормят, что ли? Не стучит, а царапает.

— Я не пойму: а чего он всё по краю стучит? По серёдке надо.

— Ай, бесполезно. Завтра опять снег обещали.

— Да ему сказали постучать, вот он и постучал.

Бум! Бум! Бум! Бум! Отлетело. Бум! Бум! Бум! Бум! Еще кусок. Бум! Бум! Бум! Бум! Снежная пыль. Колотить еще долго – за полчаса дворник прошел расстояние в один вагон, а таких вагонов – одиннадцать.

***

Подходит очередная электричка на Москву. Я покидаю станцию Малаховка. Но спектакль про снег и швабру играется и играется. Зрители идут и идут. Мне повезло – я посмотрел этот спектакль уже три раза. И мне понравилось.

А ведь спектакль-то – про реформушку нашу административную. Про то, как Воробьев придумал такую швабру (реформу), чтобы навес (Московскую область) от снега (чиновников) очистить. И начал колотить. А получается плохо. Крепко потому что сидят чиновники, хрен вычистишь. А жители (зрители) что? А ничего: ерничают, дают советы, не верят и не надеются.

Почти классика.

Сергей Васильев, фото автора

Добавлено в: общество, район, реформа Метки: ,

Связанные записи

Закладки и Отметки

© 2021 Любнарком. Все права защищены. .
Локализация темы wordpress.