0

День радио

Если раньше День радио был 7 мая, потому что считалось, что именно 7 мая Александр Попов его изобрел (так это было на самом деле или не так – никому не известно), то в 2011 году майский День радио ушел в историю – генеральная конференция ЮНЕСКО провозгласила Всемирным Днем радио 13 февраля. Новая дата была поддержана всеми странами, включая Россию.

13 февраля отмечают сегодня не только «радисты», но и слушатели радио. Несмотря на то, что мир переполнен новыми технологиями и современными средствами общения, радио и по сей день остается самым популярным источником в медийном пространстве, особенно в странах третьего мира. Именно «из радио» люди узнают большую часть новостей.

Всемирному Дню радио была посвящена пресс-конференция в ТАСС.

— В 1997 году, когда я стал главным редактором «Эха Москвы», а тогда интернет был еще не очень развит, в Москве было 30 радиостанций, а у «Эха» было 700 тыс. слушателей в день, — говорит главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. — Сейчас интернет развит хорошо, в Москве 53 радиостанции, у «Эха Москвы» 944 тыс. слушателей в день. Кто сказал, что радио умирает? Аудитория увеличивается, значит, мы создаем продукт, который интересен аудитории. Двадцать лет назад в Москве у всех радиостанций было 9 миллионов слушателей в день, сейчас – 11 миллионов. То есть, общее количество радиослушателей не уменьшилось, а увеличилось на 20%. Это цифры, это факты, с этим ничего не поделаешь. Радио сейчас – это совсем не то, что было 20 лет назад. Конечно, возникновение интернета, появление соцсетей и мессенджеров составляет для радио огромную конкуренцию. Самое главное – задушить это все в своих объятиях, создавая свои сайты, участвуя в соцсетях, имея мессенджеры. То есть, создавая такой спрут, в основе которого, конечно, остается радио. Сейчас стало модно делать подкасты, но радио «Эхо Москвы» – это сплошной подкастинг. Радио «Эхо Москвы» стало делать подкасты давным-давно. «Эхо Москвы» всегда имело три позиции – новости, мнения и дискуссии. Это придумали не мы, так было всегда во всем мире. Но сейчас мы видим, что радио – это еще и коммуникация. Это уже не средство массовой информации, а средство коммуникации. Набери, позвони, пошли месседж, прокомментируй – это превращает аудиторию в соавторов радио.

Именно интернет сделал любую радиостанцию мировой. Если раньше радиосигнал распространялся через вышку и спутник, то сейчас человек включает ютуб, фейсбук, твиттер и слушает любую радиостанцию. Если раньше аудитория «Эха» проживала в Москве и Подмосковье, то теперь – по всему миру.

— А вот продукт, производимый радиостанцией, должен учитывать запросы аудитории, — продолжает Алексей Венедиктов. — У аудитории теперь есть огромный выбор: хочешь – смотришь телевизор, хочешь – получаешь все в ленте твиттера. Как с этим бороться? На мой взгляд, надо понимать, что пользователю все равно, на какой платформе к нему пришел продукт – твиттер Венедиктова или фейсбук пресс-службы президента. Поэтому мы должны научиться по-другому упаковывать свой продукт, ведь люди выбирают продукт в том числе и по упаковке. И вот здесь мы понимаем, что для людей очень важен звук. Потому что на звук человеческий организм реагирует определенным образом. Люди хотят получать звук. Они могут получить звук на ютубе или через ссылку в твиттере. Звук! Собственно, всё – звук, всё – радио. И нам нужно доводить интернетовские платформы, чтобы они были не только самостоятельным продуктом, но еще и базой доставки звука.

И звук с помощью старого доброго эфира и современного (но плохого, по мнению депутатов Госдумы) интернета летит к людям. А всегда ли новые технологии будут помогать радио умножать аудиторию? И вот уже «радисты» со страхом ждут того времени, когда роботы начнут водить автомобили, и водители станут пассажирами. Ведь сегодня за рулем практически все люди слушают радио. А став пассажирами, все начнут смотреть в машине телевизор или видео. То есть, аудитория эфирного радио изменится количественно.

Но это в будущем. А пока аудитория меняется качественно. Если раньше «Эхо Москвы» было радиостанцией большого города, где 87% аудитории имели высшее образование, то сегодня «Эхо» слушают и жители глухих деревень. Это значит, что станции приходится менять язык. Теперь основная аудитория «Эха Москвы» живет не в Москве. Основной аудитории хочется больше знать о коммунальном хозяйстве, чем о Венесуэле. А это – изменение программной политики.

И еще один чейндж. 20 лет назад к микрофону любой радиостанции мог попасть только человек с правильной речью, без всяких дефектов и говоров. Сегодня картина изменилась. Почему?

— Во-первых, это неизбежно, во-вторых, это позитивно, — считает Алексей Венедиктов. – Оказалось, что слушать не дикторов, а людей, которые говорят, как простые люди говорят на улице или на кухне – это приятно. В 90-е годы во всем мире радиостанции стали отказываться от стандартов речи. У меня на станции половина людей не из Москвы, и каждый со своим говором. Я не вижу в этом проблемы. Просто надо говорить так, чтобы радиослушатели понимали, о чем мы говорим. Например, наш премьер-министр Медведев вчера признался, что всю жизнь говорил «свеклА», а оказалось, что надо говорить «свЁкла». Я бы его взял ведущим на «Эхо Москвы».

А напоследок немного о телевидении. Понятно, что нормальные люди телевизор не смотрят, но все же… Принято считать, что радио и ТВ – конкуренты. Но это не так. Телевидение сегодня тоже начинает быть радио – люди воспринимают включенный телевизор как источник звука. Поразительно, но никто сегодня не смотрит все эти ток-шоу и старые фильмы – их слушают. Телевизор – это радио сегодняшнего дня, говорят «радисты».

Любнарком поздравляет своих читателей с Днем радио.

Добавлено в: журналистика, интернет, культура, люди, общество, политика, радио, сми Метки: ,

Связанные записи

Закладки и Отметки

Оставить ответ

Вы должны Войти , чтобы добавить комментарий.

© 2019 Любнарком. Все права защищены. .
Локализация темы wordpress.