0

Все смешалось в доме культуры

Паблик-дискуссия Культура как навигатор в условиях лавинообразных изменений в области информации и коммуникации состоялась 30 ноября на дискуссионной площадке ярмарки интеллектуальной литературы Non/fiction№20. Несмотря на унылое название, дискуссия оказалась довольно-таки интересной и собрала большое количество зрителей. Свои точки зрения по заданной теме представили кинорежиссер Сергей Урсуляк, кинорежиссер Павел Лунгин, кинорежиссер Вадим Абдрашитов, литературный критик Константин Мильчин. Модератором  дискуссии выступила телеведущая канала «Культура» Дарья Златопольская.

 

— Все мы знакомы с такими ситуациями, когда какой-то человек вдруг становится объектом уничтожения со стороны других людей или групп. Начинаются битвы в социальных сетях, которые часто переходят в реальную жизнь и ломают судьбы людей. Почему это происходит? – таким вопросом начала дискуссию Дарья Златопольская.

Сергей УРСУЛЯК:

— Мы сегодня очень разобщены, и любое публичное высказывание обостряет болезни слушающих. Я с этим сталкиваюсь после каждой экранизации, когда мне начинают ставить диагнозы. И неважно, что это за экранизация – «Жизнь и судьба», «Тихий Дон» или «Ненастье», — все равно после выхода этих сериалов у людей сильно обостряется восприятие, люди начинают спорить между собой. Но если говорить о нашей роли, о роли авторов, то мне кажется это правильно, когда люди обсуждают в интернете удавшиеся или неудавшиеся наши произведения – книгу или фильм – нежели на улице бьют друг другу морды.

Дарья ЗЛАТОПОЛЬСКАЯ:

— И все же интеллектуальные дискуссии часто превращаются в набивание друг другу морды. Почему люди, которые никогда не считали возможным переходить на личности в простом разговоре, вдруг при обсуждении в интернете начинают вытаскивать на свет какие-то вещи, больно ранящие того, с кем идет полемика. Почему, когда мы оказываемся в интернете, меняется этика? И дело тут не в анонимности – часто люди пишут под своими именами, но при этом ведут себя таким образом.

Сергей УРСУЛЯК:

— Расширились рамки допустимого. Раньше в частных беседах на кухнях люди обсуждали то же самое. Сейчас принято думать, что это перестало быть стыдным. На самом деле это неправда, это так же стыдно, оскорбительно и неправильно. Иногда, когда я читаю отзывы о себе, мне хочется перестать быть интеллигентом. Это общая тенденция – мы стали хуже, мы стали позволять себе больше, мы перестали уважительно относиться к чужой жизни, чужому пространству, чужому мнению. Это разрушает атмосферу вокруг каждого из нас.

Вадим АБДРАШИТОВ:

— Вот Андрон Кончаловский считает, что из любого человека за пять часов можно сделать животное. Только он не говорит о том, что потребность этого делания находится в руках государства. Не общества, а государства. Вот государству нужно, чтобы человек превратился в послушное, дрессированное животное – государство этим и занимается. А когда государству необходимо вырастить грамотного, культурного человека, то оно воспитывает именно грамотного и культурного человека. Все зависит от того, чего хочет от нас государство. Роль общества в этом процессе в России чрезвычайно мала. Так вот культура – это как раз то, что противостоит превращению человека в животное. Культура – это то, что сопротивляется государству, когда то превращает человека в животное. А когда культура сопротивляется, государство начинает наступление на культуру. Но когда видишь столько людей на книжной ярмарке non/fiction, то появляется надежда, что культура пока делает свое дело.

Дарья ЗЛАТОПОЛЬСКАЯ:

— Если в советское время кому-то не нравился сосед, то можно было написать на него анонимку в органы, и ее в любом случае проверяли. Сегодня это можно сделать с помощью интернета.

Павел ЛУНГИН:

— Как черен космос, так и черна душа человека. Кто это отменил? С каких пор это стало не так? Интернет – это очень опасное и обоюдоострое оружие. Да, можно радоваться хорошим книгам, но есть и огромное количество чудовищных книг – вредных, наполненных злобой и клеветой. Но они тоже книги. И толпа, которая обрела голос с появлением интернета, больше разрушает, чем созидает. Для меня очень сомнительно культурное значение интернета, потому что там выплескивается очень много низменных чувств. Мне кажется, пора перестать удивляться тому, что люди – они такие. Я читал в «Крутом маршруте» Евгении Гинзбург, как женщин везли из Москвы в Магадан в телячьем вагоне и все 10 дней кормили их только селедкой. А пить давали только по полкружки в день. И они начинали сходить с ума от жажды, орали в голос. А с ними едет молодой охранник – красивый вологодский парень, комсомолец с голубыми глазами. И он смотрит, как эти женщины орут, но воды им не дает. Почему? Как это объяснить? У меня нет объяснения. А еврейские погромы в расцвет Серебряного века? Вдруг выходят люди с топорами и убивают тех, с кем они жили в мире. Что это такое?

Дарья ЗЛАТОПОЛЬСКАЯ:

— Этот охранник из «Крутого маршрута», о котором вы говорите, он почему себя так вел? Эти охранники жили в некоем разрешенном мире. Вы говорите, что «черна душа», а мне как раз кажется, что большинство людей, дойдя до предела этих деяний, ужаснутся и…

Павел ЛУНГИН:

— Это как небо. Небо черное, но вышло солнце, и оно голубое. Солнце ушло, и небо опять черное. В этом и есть тайна. Нет ничего более захватывающего, таинственного, пугающего и интересного, чем это «небо души». Поэтому мы, я надеюсь, будем продолжать снимать кино и писать книги.

Сергей УРСУЛЯК:

— Мне кажется, наша задача – это сопротивление. Сопротивление среде. Среда всегда будет враждебной, потому что всегда хочется позволить себе больше, чем предписано негласными правилами. Наша задача – сопротивляться среде. Создавать редуты. Может быть, это бессмысленно, но среду вокруг нас надо улучшать. И что можно в этом смысле сделать, надо делать. Изменить природу человеческую трудно, но сопротивляться среде – это наша задача. Мы – бойцы сопротивления. Мы – режиссеры, телеведущие и люди, пришедшие на эту ярмарку за книгами. Мы сопротивляемся тому, что нас окружает, нас разрушает.

Вадим АБДРАШИТОВ:

— Единственное сопротивление – это культура. Вот в последнее время вырос градус агрессивности в интернете. Градус чудовищной грубости. А что в этом удивительного? Вот я смотрю телепередачи на федеральных каналах – все они полны ненависти, агрессии и пошлости. И я задаюсь вопросом: если это государственные каналы, и существуют они на государственные деньги, значит, это нужно государству? Этот невероятный градус агрессии – он нужен государству? И я не могу ответить на этот вопрос. Градус растет – лексика и психика ведущих меняется в сторону грубости. Но это же не частные телекомпании. Значит, это кому-то нужно? А интернет – он всего лишь повторяет телевидение. Как зеркало.

Павел ЛУНГИН:

— Если раньше охранники смотрели сериалы НТВ – стрельба, бандиты, милиция-полиция, — то сейчас они круглый день смотрят ток-шоу федеральных каналов, Шейнина и других. А вот смотрят. Видимо, этот градус ненависти перебивает детективы. Ведущий там так орет, так рычит, что никакого изображения и не надо – это интересный феномен.

Дарья ЗЛАТОПОЛЬСКАЯ:

— Это вопрос не к Шейнину. Это вопрос к охранникам, почему они смотрят Шейнина, а не смотрят «Белую студию» на канале «Культура»?

Константин МИЛЬЧИН:

— Роль интернета в нашей жизни сильно преувеличена. Когда травили Пастернака, обошлись без интернета. В мире происходит много ужасного – войны, убийства, теракты, но ни одного геноцида в эпоху интернета еще не произошло. А интернет позволяет зафиксировать этот градус ненависти, о котором мы говорим. И благодаря интернету происходит попытка оперативной реакции на этот градус ненависти.

 

Ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction№20 проходит в Центральном доме художника на Крымском валу с 28 ноября по 2 декабря

Добавлено в: интернет, кино, культура, литература и искусство, образование и просвещение, общество, политика Метки: , , , , , , ,

Связанные записи

Закладки и Отметки

Оставить ответ

Вы должны Войти , чтобы добавить комментарий.

© 2018 Любнарком. Все права защищены. .
Локализация темы wordpress.