Гена Крут

Был у меня одноклассник по имени Гена Крутов. Такой, знаете, брутальный тип. Он в   первом классе весил больше, чем я сейчас. И с первого же класса в нем бурлили всякие недетские гормоны. В то время как все остальные одноклассники в силу юного возраста ещё пахли материнским молоком и карамельками (не то чтобы я их, одноклассников, специально нюхал; так, случайно заметил), от Гены Крутова уже несло ядрёнейшим мужским потищем на всю школу.

Гена был очень любознательным, но, опять же, исключительно в гормональной области.
Помню, в четвёртом примерно классе он всех настойчиво спрашивал, знают ли они, что такое «секс».

Никто не знал, а я решил проявить себя и говорю:

— Это по-немецки «шесть». Только не «секс», а «зекс».

Ну, Гена, конечно, посмеялся над моей необразованностью и весьма доступно, с помощью мимики и жестов, объяснил истинное, то есть не импортное, а исконно русское значение этого слова.

А в пятом классе нас с Геной послали на олимпиаду по биологии. Меня — потому что я умный, а его — не знаю почему. Видимо, как телохранителя: если бы у меня кто-нибудь очки стал отнимать, Гена бы его отбуцкал и меня защитил.

В подростковом возрасте Гена окончательно слетел с катушек и стал королём школы. Точнее, деспотом. Он никого не боялся и всех бил руками и ногами, даже десятиклассников. Геной его уже никто не звал, все его со страхом и почтением называли «Крут».

У Крута появились сомнительные друзья в моднейшем в те времена прикиде — соломенного цвета телогрейках, на которых синими и красными шариковыми ручками было написано «AC/DC», «W.A.S.P.» и названия других популярных хэви-металлических групп.

Происходило всё это в самый разгар перестройки. В стране был экономический и политический хаос и период неверия ни во что. Идеалом были именно такие люди, как Крут – активные, дерзкие и безжалостные. Глядя на Крута, сразу было понятно, что парень устроится в жизни как надо. Возьмет, так сказать, своё.

— Гена, конечно, хулиган, но своё возьмёт и устроится в жизни как надо, — назидательно говорила мне моя мама.

И папа мой, вздыхая, говорил про прямую связь Крута с «как надо» и «возьмёт».

Эти оптимистические прогнозы некоторое время действительно сбывались: после окончания школы Крут в компании старших товарищей успешно бомбил фраеров, соответственно, вскоре купил иномарку, стал одеваться натурально как турист из Соединённых Штатов Америки, и пахло от него уже не взмыленной собакой, а парфюмом за триста долларов.

Но однажды Круту не повезло — его с подельниками повязали при ограблении какого-то магазина.

Отмазаться не удалось; он отсидел год, правда, вышел досрочно.

После отсидки уголовная среда почему-то в нём разочаровалась. А честно трудиться Крут не умел. В итоге продал машину, стал одеваться примерно так же, как я, и всё чаще появлялся во дворе вусмерть пьяным, грустным и совсем не похожим на прежнего крутого парня с перспективами…

А потом его убили — не в романтической и яростной бандитской разборке, а тупо по пьяни, какой-то знакомый алкаш неудачно ножиком ткнул.

Вот так быстро и глупо проходит жизнь…

А я Круту, что скрывать, по детству завидовал чуток; мне же тоже хотелось «взять от жизни своё».

В те времена я ещё не знал святую истину: за всё, абсолютно за всё, что ты берёшь от этой жизни, рано или поздно приходится платить (ну если только ты не сын депутата или например губернатора).

Денис Ануров

Иллюстрация Надежды Пеховой

© 2019 Любнарком. Все права защищены. .
Локализация темы wordpress.