Шпионы

В середине восьмидесятых годов СССР начал дружить с Западом, и в связи с этим по советскому телевидению стали показывать импортные сериалы. Романтические — «Дикая Роза» и «Просто Мария», детективные — «Мисс Марпл» и «Пуаро», ну и конечно приключенческие и фантастические — такие как «Робин Гуд» и «Капитан Пауэр».

Мы с моим одноклассником Лёшкой Клепко по прозвищу «Клёпа» были равнодушны ко всему этому мылу за одним исключением: наши горячие мальчишеские сердца прямо-таки навылет поразил сериал «Я — шпион», который увлекательно рассказывал о жизни и судьбе двух бесстрашных, хладнокровных и остроумных агентов ФБР — Келли и Скотти.

Мы с Клёпой, конечно, много и глубоко фантазировали на эту тему. Я был Келли, а Клёпа — Скотти. Или наоборот, я не помню.

Мы воображали, как бегаем по секретным ядерным базам и метко стреляем в подлых и злых врагов, а иногда не бегаем, а крадёмся, потому что шпионы иногда крадутся. И, конечно, руководство каждый день объявляет нам личные благодарности и вручает именные пистолеты с солидной гравировкой — например, «За выслеживание торговцев химическим оружием и отравляющими веществами массового поражения».

Мы так часто и самозабвенно играли в шпионов, что захотели ими стать. По-настоящему.

Мы узнали, где находится офис Комитета Государственной Безопасности (сейчас вообще не понимаю, как нам это удалось — ведь интернет в то время ещё не был изобретен) и приехали туда на обычном советском трамвае, чтобы записаться в разведчики и честно служить Родине.

Сейчас, в условиях напряжённой международной обстановки, нас в лучшем случае прогнали бы пинками, а худшем — завели бы на нас дело как на пособников запрещённой ИГИЛ. А в 1989 году, на волне демократических преобразований и прочего хаоса, нас без лишних вопросов впустили в КГБшный офис. Нас, простых сопливых школьников!

И не просто впустили, чтобы поржать, а спросили, что нам нужно, и потом по длинным запутанным коридорам отвели к специалисту по кадрам.

Специалист по кадрам оказался архетипическим кгбешником, высоким подполковником со стальным взглядом и седыми не по годам висками. Ему было лет сорок, но седины — на все 50, а то и 55. Нам с Клёпой сразу стало понятно, что человек ПОВИДАЛ — возможно, даже больше, чем Келли и Скотти, вместе взятые.

Разговор происходил в тёмном тесном помещении, похожем на комнату для допросов. Подполковник всячески нас запугивал: мол, служить в Комитете — это не собачья пиписька, а опасный труд, которого достойны только лучшие! Готовы ли вы к тому? А готовы ли к этому? А если то? А если сё?

Мы с Клёпой полагали, что готовы, и бодро отвечали на все каверзные вопросы. Мы были уверены, что наша судьба, в принципе, решена, и совсем скоро — может, уже даже в ближайшие выходные — нас пошлют красть сверхсекретные документы из Пентагона или подпиливать карманной ножовкой опоры Тауэрского моста.

Но не тут-то было.

В самом конце разговора подполковник строго посмотрел на нас и сказал:

— А теперь, ребята, самое главное. Если у вас наличествует хоть малейшая какая-нибудь фигня со здоровьем — то Комитету Государственной Безопасности вы ни под каким соусом не нужны, налево кругом ать-два.

Нас будто ледяной водой облили. Такие чувства, наверное, испытывают шпионы, когда узнают, что все явки провалены, пароли потеряны, а радистка, с которой у тебя была любовь, перешла на сторону врага.

Дело-то в том, что я в то время уже нехорошо, то есть плохо, видел, да и у Клёпы тоже было что-то сильно не в порядке с организмом. Гланды, что ли. И плоскостопие.

Мы не могли скрывать эти удручающие факты от стального и седого специалиста по кадрам. Потому что он по-любому бы всё узнал — профессия у него такая.

Краснея и запинаясь, мы честно сообщили о своих постыдных заболеваниях.

Он внимательно нас выслушал, нахмурился и сказал, что с таким печальным анамнезом нам надо договариваться о месте на Ваганьковском кладбище, а не о службе в КГБ.

Но для приличия добавил, что если мы вдруг вылечимся, то, дескать, милости прошу, Родина ждёт.

Пожал нам руки, попрощался и плотно захлопнул за нами дверь.

Так мы шпионами и не стали.

А ведь если бы не плоскостопие, могла бы наша жизнь сложиться СОВСЕМ по-другому…

Денис Ануров

Иллюстрации Надежды Пеховой

© 2019 Любнарком. Все права защищены. .
Локализация темы wordpress.