Комментарии к записи Путь «Малаховской антрепризы» отключены

Путь «Малаховской антрепризы»

Театр «Малаховская антреприза» стал лауреатом Пятого международного фестиваля «Театральные ассамблеи». Театр из подмосковной Малаховки занял второе место в конкурсной номинации «Мой путь». Фестиваль «Театральные ассамблеи» был организован при поддержке министерства культуры Московской области и прошел в апреле в подмосковной Балашихе.

О фестивале и не только мы беседуем с художественным руководителем театра «Малаховская антреприза» Владимиром ВАСИЛЬЕВЫМ.

Владимир Васильев

Владимир Васильев

— Это такой ежегодный театральный фестиваль учебных и профессиональных, но неакадемических театров, на который приехали театры из разных стран – из России, Якутии, Белоруссии, Китая, Израиля, Бангладеш, еще из каких-то, я все не помню… Разные театры показывали отрывки из своих спектаклей, для этого был отведен так называемый «театральный день». А кроме драматических театров там были театры кукольные, музыкальные, балеты, оперетты, мюзик-холлы. По разным жанрам фестиваль раскинулся на три недели. Мы в театральный день показали три отрывка по 15 минут каждый, и нас не зарезали. А если бы театры показывали свои спектакли целиком, то понадобилось бы не меньше месяца, ведь театров участвовало много. Причем, организаторы фестиваля целый год ездили по театрам и смотрели спектакли, а уже потом пригласили их на фестиваль. Пригасили и наш театр, хотя никакой уверенности у меня не было, что мы дойдем до финала. В итоге мы – лауреаты второй степени, что означает второе место в конкурсе. Нам хотели дать гран-при, но приехал театр из Якутии, они такое показали… Абсолютно справедливо, что гран-при достался им.

— А что вы показывали?

— Мы показали фрагмент из «Смерти» Набокова, фрагмент из «Сирано де Бержерака» Ростана и фрагмент из комедии «Человек, который платит» Ива Жамиака. Каждый отрывок мы подготовили, как мини-спектакль. Принимали нас очень хорошо, я даже удивился. Был полный зал, это были театроведы, редакторы театральных изданий и люди, которые решают судьбу театрального искусства, но ведь не 700 же человек их было. Значит, были в зале и простые зрители. Казалось бы, Балашиха, рабочая слободка, совершенно не театральное место, а вот на театральный фестиваль люди пошли. А в последний день у ДК, где проходил фестиваль, была даже давка, как на похоронах Сталина – столько было желающих попасть в зал.

25_vasi_1_-— Жюри было серьезное?

— Худруки театров – московских, российских, других… Но знаменитых имен вроде бы не было. Просто профессионалы театра.

— «Мой путь» — это что за номинация? Лучший коллектив, лучший актер, или что-то другое?

— Как я понимаю, это номинация, символизирующая лицо театра, своеобразие репертуара, непреклонность творческого процесса. Там были разные номинации, например, «За социальную значимость репертуара», а в прошлом году была номинация «Нас вдохновляет гений Мейерхольда». Были номинации за сольные номера, за чтение и так далее.

— Как артисты «Малаховской антрепризы» отреагировали на второе место?

— Никто ничего не понял. Все устали, переволновались. Две недели перед фестивалем мы занимались только нашими отрывками, вставляли их в рамки хронометража, компоновали тексты. Устали, как собаки. Кто-то поехал на фестиваль с температурой, кто-то сбежал из кардиологии, кто-то прогулял занятия в институте. В итоге – второе место. Конечно, это успех.

— И перспективы?

— Да, мы уже начали заключать договоры на выездные спектакли. Те театры, которые были на фестивале, предлагают нам свои площадки. Это выгодно не только нам, но и им тоже, потому что сцены простаивают, а этого быть не должно. Ни один подмосковный театр не имеет такой мощности репертуара и состава, чтобы играть каждый день. И им проще пригласить наш театр, который не «перебьет» им публику и в то же время обеспечит сбор.

25_vasi_0— Когда малаховские или хотя бы люберецкие зрители увидят ваши спектакли?

— Пока не скажу. Набоков до конца не готов, когда мы его закончим – не знаю. «Сирано» покажем, когда вернутся все больные, беременные и из отпусков артисты. А «Человека, который платит» мы начнем восстанавливать в следующем сезоне. Несколько актеров у нас ушли в другие театры, у нас часто переманивают хороших актеров. Одну актрису забрала Мариинка, другую – Театр им. Станиславского. И сейчас в Балашихе подходили, дескать, не хотите ли к нам? Те артисты, что остались, никуда не уйдут, остались самые верные.

— А что это за явление такое – подмосковный театр? Как подмосковные театры существуют  в тени такого театрального города как Москва?

— В Москве в театры в основном ходят не те, у кого в этом есть настоящая потребность. Большей частью ходят приезжие. Для них Москва – это Третьяковка, ГУМ, ЦУМ и какой-нибудь театр, где играет пара актеров из хитового сериала. Да, Москва – это такой конгломерат богемы. Но вся эта богема уде давно выварена и не имеет вкуса. Москвичи-театралы уже всё видели, удивить москвича чем-либо в принципе невозможно.

— А зрителя из области удивить еще можно?

— Вот смотри: кто приезжает в Малаховку на наши спектакли? Люберцы, Лыткарино, Раменское… Все наши городские поселения и хутора обделены. Не культурой, потому что культура сегодня опущена до уровня культурного обслуживания. Обделены искусством. Нет в Люберецком районе искусства. В люберецком районе есть только один профессиональный театр – «Малаховская антреприза». Да, есть еще хороший Театр оперетты в Люберцах, но он не имеет статуса профессионального театра. И еще: в Подмосковье есть настоящий театральный зритель. Причем, даже в дальнем Подмосковье. Недавно мы выступали в Мелихово на окраине Подмосковья. Зал – битком. И это не только местные жители, там зрители из соседних деревень и поселков приезжали на автобусах.

25_vasi_3— А актеры подмосковных театров разве не чувствуют себя актерами второго сорта – по сравнению с актерами московскими, у которых есть всё – успех, роли, слава?

— Скорее, наоборот. Московские актеры выходят на сцену дай бог раз в месяц. В некоторых московских театрах работает по пять актерских составов. Труппы-то огромные. И по большому счету творчеством это назвать трудно. Актер должен играть, играть и играть – тащить на себе репертуар. Актер должен каждый день репетировать. В московских театрах режиссеры с актерами каждый день не возятся. Беда в том, что актеров там слишком много.

— В Москве театр – это производство. А в Подмосковье?

— А в Подмосковье – искусство. Не скажу, что чистое. Потому что мы тоже должны учитывать спрос. Мы тоже должны понимать, что зритель хочет смотреть сегодня. Но вопрос искусства не в том, что мы делаем, при желании можно поставить на сцене и телефонную книгу. Вопрос в том, как мы это делаем. Можно и Чехова испоганить так, что зритель будет плеваться. А можно и Коляду поставить так, что люди будут пищать от восторга. В Москве это трудно, потому что московский зритель избалован так, что ходит только на звезд. А звезды устали. Страшно об этом говорить, но искусство из театра потихонечку уходит. Еще не всё, но с каждым днем его остается меньше и меньше. В актерской игре сегодня побеждает вестибулярный аппарат, в режиссерских работах – технические службы и спецэффекты. А про что сам спектакль? И подмосковный зритель пока еще над этим задумывается.

Любнарком, 25 апреля 2016 г. Фото: Любнарком

Добавлено в: культура, литература и искусство, общество, район, театр Метки: , ,

Связанные записи

Закладки и Отметки

© 2021 Любнарком. Все права защищены. .
Локализация темы wordpress.